пресса :: электронная история

Чеслав Немен

1939-2004

17 января 2004 года умер великий музыкант нашего времени - Чеслав Немен. Для многих людей, небезразличных к культуре, смерть Немена невосполнимая утрата. Память о нём и его музыка останется с нами навсегда.

В память о Чеславе Немене в журнале "Результаты" начата публикация глав из книги Вацлава Панека (Waclaw Panek) «Музыкальные мифы», изданной в Варшаве в 1976 году.

Перевод с польского – Sven L.

Чеслав Немен.  Создание мифа.

Немен – польcкий кумир сцены.

Кем является этот человек, которому наша пресса уделяет так много места в последние годы? Кто он и что сделал, коль скоро все его знают и говорят о нем? 
Коль скоро споры о нем имеют температуру, близкую к температуре кипения? Кумир? Певец? Композитор? Аранжировщик? Артист? 
Человек-символ? Органист? Классик XX века? Философ? Человек-миф? Музыкальный ремесленник? Духовный лидер молодежи? Страдалец? 
Странник родной эстрады? А может действительно что-то удивительное есть в этом мире, который велел ему быть звездой?

Я попробовал найти ответы на эти вопросы. Прочитал десятки статей, послушал грампластинки Чеслава Немена. Наблюдал его выступления в разное время, с разными музыкантами и перед различной публикой. 
Разговаривал с его молодыми поклонниками и людьми , отвергающими его творчество, а также со знатоками музыки.
Мне представляется, что миф Немена есть нечто б?льшее, нежели только миф. Картина, созданная вокруг его многолетней деятельности, не простая и одномерная. В конце концов, она не только образ деятельности Немена. Скорее отражение нашей современной жизни в многочисленных зеркалах – особенно жизни молодежи, но и не только молодежи, а всех тех, кто, по разным причинам, откликнулся на имя: Немен.

Что же кроется за этим именем?

Вот факты. Не отходя далеко от существующих традиций жизнеописания, представляю читателю короткую фактографию жизни основного героя этих глав.

Чеслав Юлиуш Выдрицкий (Немен), родился 16 февраля 1939 года в Василишках (Белоруссия) в семье настройщика музыкальных инструментов. Мальчиком он пел в церковном хоре, а с 1954 года начал обучаться в Педагогическом Музыкальном Лицее в Гродно. 
Четырьмя годами позднее, семья Чеслава вернулась в Польшу, где он продолжил свое образование в Средней Музыкальной Школе в Гданьске по классу игры на музыкальных инструментах.

Начал выступать как певец в молодежных клубах на Побережье. Пел модные тогда рок-н-рольные хиты, а также, песни, написанные в латиноамериканских ритмах (главным образом в стиле босса-нова).
В 1962 году, на I Фестивале Молодых Талантов в Щецине, попал в «Золотую Десятку Лауреатов» и начал совместную работу с группой «Niebesko-Czarni» («Темно-небесные»). В это же время создается вокальное трио «B??nkitne po?czochy» («Синие чулки»), сопровождающее Выдрицкого. 

В 1963 году появляются первые песни, сочиненные Чеславом Выдрицким: Wiem, ?e nie wr?cisz, (Знаю, что не вернешься), Czas jak rzeka (Время как река), Czy mnie jeszcze pami?tasz (Помнишь ли еще меня). Последняя из них была исполнена и записана Марлен Дитрих под названием Mutter, Hast Du Mir Vergeben. 
В течение трех последующих лет – первые зарубежные гастроли Чеслава Выдрицкого: Чехословакия, Югославия, ФРГ, Швейцария, Швеция, Венгрия. Два раза Чеслав приезжал во Францию – выступал в Парижской «Олимпии» (вместе с «N-C»); получил 2 награды на Международном Фестивале в Ренн (Rennes) – «Prix Spe?ial du Jury» и «Hermine d’Argent»; выступил на французском телевидении и записал пластинку для лейбла «AZ».

В 1966 году Чеслав перестает сотрудничать с группой «N-C», организует собственную инструментальную группу «Akwarele» («Акварели»). Годом позже, он представляет на Опольском фестивале песню Dziwny jest ten ?wiat (Этот странный мир – награждена жюри фестиваля), а также записывает на звукозаписывающей фирме Polskie Nagrania свою первую долгоиграющую пластинку. 
И в 1968 году в продаже появляется сразу три долгоиграющих пластинки Немена: Dziwny jest ten ?wiat, Sukces (Успех), и Czy mnie jeszcze pami?tasz (последняя из них содержала его первые песни в новых аранжировках). Январь 1968 года принес ему награду торгов MIDEM в Каннах, а декабрь – «Золотой Диск» от Polskie Nagrania за первую пластинку. 

Немен получил также награду-статуэтку американского еженедельника «Billboard» как «наипопулярнейший польский певец 1968 года». В начале 1969 года Немен вместе с «Акварелями» выезжает на несколько месяцев в Италию для выступлений и записи пластинки. 
Вернувшись из Италии, Немен распускает «Акварели» и создает группу,  аккомпанирующую ему – «Niemen Enigmatic» («Загадочный Немен»), в которой играют также солисты-джазмены. С этой группой он записывает лонгплэй Стихотворения (Wiersze), слова которого составляют стихи Асныка (Asnyk), Норвида (Norwid), Тетмайера (Tetmajer) и Кубяка (Kubiak). 

Исполнение записанной на  пластинке композиции Памяти Бема жалобная рапсодия (Bema  pami?nci ?alobny  rapsod), было также запечатлено на кинопленке для Польского Телевидения (TVP). Польский режиссер Марек Пивовски (Marek Piwowski) снял короткометражный фильм Sukces, посвященный Немену.
Вместе с «Niemen Enigmatic» (а после ее роспуска, с группой «Niemen») Чеслав часто выступает с концертами, перемещаясь по всей Польше. Второй раз он выезжает надолго в Италию, а затем в ФРГ. 

Для западногерманского отделения фирмы CBS Немен записывает 3 больших грампластинки: Strange Is This  World  (Этот странный мир),  Ode to Venus (Ода Венере)  и  Czes?aw Niemen – Russische Lieder  (Чеслав Немен – Русские песни), а также записывает несколько синглов как в ФРГ, так и в Италии. Выступил Немен и на специальном концерте во время Олимпиады в Мюнхене. Английская версия песни Dziwny jest ten ?wiat была включена в 3-х пластиночный сборный альбом фирмы CBS, называющийся The Music People. 
Записанные Неменом в Польше песни, составили часть пластинки Andrzej Kurylewicz – muzyka telewizyjna i teatralna (Анжей Курилевич – Музыка для телевидения и театра). В фильме Анджея Вайды (Andrzej Wajda) Wesele (Свадьба) Немен исполнил партию Хохола (Chocho?) – Песня о Золотом Роге (Z?otym Rogu). Немен обработал музыку к телевизионному фильму Януша Кондратюка (Janusz Kondriatiuk) под названием  Девушки на выданье (Dziewczyny do wzi?cia).

Музыканты группы «Niemen» записали две очередные долгоиграющие пластинки для Polskie Nagrania под общим названием Niemen. Среди записанных на них композиций были Requiem dla Van Gogha (Реквием для Ван Гога) и Piosenka dla zmar?ej (Песня для умершей).
В декабре 1973 года Чеслав Выдрицкий-Немен выехал на 2 месяца в США, где продолжил записи для фирмы CBS с американскими музыкантами и Михалом Урбаньяком (Miha? Urbaniak).

Вернувшись в начале 1974 года в Польшу, Немен собирает свою новую группу под названием «Grupa Niemen» в составе: Анджей Новак (Andrzej Nowak) – электронные клавишные, Яцек Газда (Jacek Gazda) – бас-гитара,   Славомир Пивовар  (S?awomir Piwowar) – соло-гитара, Петр Джемски (Piotr  Dziemski) – ударные и Ян Блендовски (Jan B??ndowski) – скрипка, который вскоре покинул группу. Весь 1974 год  Немен выступал с этой группой в Польше (в частности, выступил на фестивалях в Ополе и Сопоте).
В конце 1974 года Чеслав Выдрицки-Немен был награжден Золотым Крестом Заслуги.

Немен о себе и не только о себе

Из многочисленных интервью, данных Чеславом Неменом представителям нашей прессы, я отобрал короткие фрагменты. Расположенные в определенном порядке, они составляют целостный образ их автора. 

Конечно, необходимо иметь в виду тот факт, что фрагменты эти отличаются годом, когда бралось интервью, и что ответы на вопросы были предназначены читателям тех или иных конкретных журналов, то есть конкретным группам общества. 
Также в моей памяти всплывает интервью, приведенное в книге М.Севена (M.Sewen) о Немене, интервью, которое по многим причинам  предостерегло меня от повторения попыток подобных долгих бесед.  Отказываясь от возможности провести один большой разговор с Чеславом Неменем, представляю фрагменты его ответов из различных интервью в порядке, который представляется мне более содержательным и осмысленным, нежели это было бы возможно в одном разговоре. В конце каждого фрагмента указан год его публикации.

Вслед за высказываниями Немена читатель найдет вопросы, которые, по моему мнению, являются знаковыми, а также названия журналов и газет, из которых взяты эти фрагменты.

Немен о музыке

«Должен сказать, что я принадлежу к типу беспокойных людей. Всегда предлагаю, если не что-то новое, то, по крайней мере, неожиданное. Мой огромный музыкальный опыт, дает мне возможность ясно смотреть на музыкальные проблемы и на музыку, которую хотел бы делать. На мой взгляд, это должна быть простая музыка, но её легкость и простота только кажущаяся. Ибо она сочинена для коллектива исполнителей. И это есть особая проблема, не имеющая ничего общего со слушателем. Слушатель не должен чувствовать всех невообразимых усилий ансамбля, в результате которых создается тепло музыки, даже в моментах, определяющих выразительность произведений». (1973)

«У каждого человека свой музыкальный вкус, и непрекращающиеся споры относительно моей музыки возникают из-за того, что моя музыка не всегда понимаема слушателями, и это связано с отсутствием музыкальности у большинства людей в Польше». (1973)

«Человек должен найти свое место в жизни. Мое место – песня. Хороша она или нет? Очень трудно на это ответить. Для одних она великолепна, для других, однозначно, плоха. Сам я не могу дать оценки. 
Я просто сочиняю. И удивительное дело: самые сильные эмоции охватывают меня во время создания произведения. Со временем, когда я исполняю произведение на публике, эмоции тускнеют, и я уже не думаю о нем». (1969)

«Я не отвергаю ценности созданного мной в начале творческого пути. Думаю, что и тогда и сейчас трудно было бы определить мой стиль. Моя музыка – интуитивный процесс, попытка передать собственные чувства и размышления, попытка выразить собственную индивидуальность. Попросту  говоря, это попытка создания собственной музыки. […] 

Мне кажется, что некоторые меломаны не поспевают за моими музыкальными фразами. Не все обладают музыкальным слухом или в состоянии охватить композицию в целом – большинство воспринимает композицию достаточно фрагментарно, не пользуясь музыкальным воображением, и это, в результате, разрушает сам замысел. […] Композиции возникают в момент их исполнения; они сиюминутны и неповторимы. Как правило, они не остаются запечатленными в партитуре или на магнитофонной ленте; их неповторимость – сущность импровизации». (1972).

«Мне хочется затронуть тему  “молодежной музыки”. Этот термин меня раздражает. Он придуман теми, кто хотел бы одеть молодежь в короткие штанишки. Музыка одна. Она либо есть, либо её нет. В том, что я делаю, есть больш?я доля славянского духа, который особенно дает знать о себе в моменты соприкосновения со слушателями на Западе. В основе моего творчества лежит сама жизнь». (1972)

«Я не люблю одноцветную музыку, ибо она искусственна и неестественна. Стараюсь постигнуть суть. Каков путь к этому? Прежде всего, – отказ от “bel canto”.  Приятное звучание голоса нравится людям, так как люди любят легкое. Такое пение – лесть собственному спокойствию, внушение себе, что у тебя все в порядке. 

Но ведь наше вдохновение должно отражать сегодняшний день, наполненный столкновениями, конфликтами, неудачами, радостью, страхом. Вот откуда во мне возникает крик, спазм, беспокойство. […] Так называемая музыка души и попытка привить её на славянской почве, что я считаю своей целью и обязанностью,  принадлежит к нашим первейшим реакциям, которые, несмотря на развитие цивилизации, лежат в основе переживания нами  жизненных проявлений. 

Многие представители “Молодой Польши” не были лишены чувства наблюдательности когда они называли прекрасными звуки, издаваемые первобытными людьми». (1968)

«Так называемый гармонический крик, известен с момента возникновения человека. Я повторяю это всё время. Наряду с нонконформистской одеждой он часто был способом выражения протеста. Я не представляю себе, что интерес молодежи к песне протеста, играющий роль песенного диалога с современностью, быстро будет утрачен. Наоборот – он будет нарастать. 

Это означает, что происходит поиск песни современной по форме и выразительного способа её исполнения. Такой, которая была бы наиболее непосредственно выразить общечеловеческие ценности». (1969)

Немен «о жизни»

«Меня раздражает и печалит, что люди, в погоне за материальным, не замечают прекрасного, которое существует в огромных количествах среди людей и природы. В этом, правда, нет ничего нового – это извечная борьба гуманистов с эгоизмом. Мы дожили до такой ступени развития человеческого сознания, что взгляд на мир, взгляд, лишенный собственной корысти, является уже чем-то постыдным.

«Песня, благодаря своей форме, имеет шанс продемонстрировать истинные ценности, ценности гуманизма (понимаемого широко), и может стать судьёй нашего времени. Кое кто упрекает меня в так называемом декадентстве. Те, кто так считает, не понимают всей глубины того, о чем я пою и это привычное для меня недоразумение. Если я пою о преходящем и смерти, то только затем, чтобы осознать, что смерть существует, что есть единственный судья, в присутствии которого человек избавляется от своей гордости. 

Я радуюсь жизни, хотя знаю, что для многих она нелегка. Трудна и для меня. Сознание смерти не уничтожает во мне желания работать, желания жить. Если я и использую подобные темы в песнях, то только затем, чтобы научить впечатлительных людей истинной бескорыстности». (1972)

«Существеннейшей проблемой я считаю проблему осознания людьми ценностей самого существования, работы, любви…, когда для человека это станет подлинными ценностями, тогда к нему придёт ощущение безопасности, так необходимое сегодня. Исчезнет страх перед мелкими, ежедневными проблемами, перед другим человеком и мерзостями, который тот может творить». (1972)

«Я родом из маленького местечка. В деревне и провинции отношение между людми и обычаи, вероятно, более естественные, нежели в мире где мне приходится жить сейчас. Прежде чем стать кем я стал, я должен был много чего испытать на собственной шкуре. […] И против этих лицемерных отношений между людьми, интриг и чувства зависти, я написал свою песню [ Dziwny jest ten ?wiat – примечание Вацлава Панека ]. Я понимал, что как только запою такую песню, то, что-то изменится вокруг меня. Что люди будут потрясены, как и я был потрясён своей песней. Тем не менее, я столкнулся с неприятием песни. А ведь я пел правду!». (1968)

«В каждом человеке дремлют две основные тенденции. Одна из них – желание выделяться из среды, из обыденной толпы, желание обращать на себя внимание; другая – стремление к полному отождествлению себя с толпой, желание слиться с ней. Очевидно, что причина второй тенденции – страх за свою жизнь. Страх выразить себя. 

Он вызывает у человека беспокойство за свою безопасность. Интересно, что те люди, которые боятся, одновременно смотрят с завистью на тех, кто отважился выйти из толпы. И, возможно, зависть –  непосредственная причина агрессивного отношения к «белым воронам» […]. Искусство, а особенно его развлекательная часть, по причинам огромного спроса на него, является идеальным полем для различных спекуляций. Из-за этого в искусстве много таких людей, которые, называя себя артистами, на деле ими не являются. 

Они активно используют общественную конъюнктуру для своего обогащения, используют надуманный интерес общества к некоторым человеческим проблемам. Эти люди опираются на вдалбливание людям мыслей, что людям нужна халтура (а не настоящее искусство) и предоставляют её обществу.» (1972)

«Я не занимаюсь интригами и политикой, в чем так красноречиво меня обвиняют многие мои ярые недоброжелатели. Когда, совместно с Польской Джазовой Федерацией, я передал деньги за концерт Центру Здоровья Ребенка, это было расценено моими противниками как попытка такими способами решать мои собственные проблемы.» (1972)

«Однажды, один из организаторов моих концертов в Sala Kongresowa услышал разговор сотрудников этого концертного зала, которые спорили на «поллитровку», сколько получает Немен за концерт. Один из них утверждал, что 25 000 злотых, а другой, ссылаясь на свои «компетентные» источники информации, назвал сумму в 40 000 злотых. Эти бедные люди не верят, что моя ставка за один концерт (независимо от числа проданных билетов) составляет 40 000 злотых минус 39 000 злотых брутто (т.е. 1 000 злотых за концерт – примечание переводчика). 

Добавьте к этому -  никто не думает о том, что будет когда в течение нескольких лет Немен не соберёт в Sala Kongresowa ни одного зрителя. Нетрудно догадаться – радость моих завистников будет неописуема… А я этого не боюсь; никогда не был баловнем судьбы, и смогу прожить даже работая с лопатой в руках.

Если говорить о моих антагонистах – это люди, имеющие другой вкус, иную способность восприятия, а, может, вообще лишенные этой способности. Я испытываю к ним чувство снисходительности, и хотел бы, чтобы и они испытывали такое же чувство по отношению ко мне. Польза была бы обоюдной. Они сберегли бы себе нервы, не возбуждаясь от моего крика. 

А я  считал бы их вполне интеллигентными. К сожалению, я непрерывно вынужден воевать с ветряными мельницами. Когда я писал простые песенки – эти люди упрекали меня в банальности. Когда же я позже обратился к стихам наших великих поэтов – они упрекали меня в святотатстве.» (1971)

«Люблю поэзию, как вид искусства наиболее близкий музыке. Поэзия улучшает восприятие музыки и является её философской частью в моей музыке.» (1972).

«Кинематограф интересует меня не только как развлечение или отдельный жанр искусства, но и как источник информации о мире, специфический отпечаток реальности. Возможно, это связано с моими интересами в целом: мне больше нравятся живые люди, нежели образы, сотворённые в воображении артиста; настоящая жизнь, нежели выдуманные ситуации в театре или фильме. В любом фильме я пытаюсь что-то найти для себя, но удаётся мне это всё реже и реже. 

Может кинематограф слишком далеко отошел от реальностей мира, а может я научился видеть без чьей-либо помощи? Образ реальности на экране предстаёт  мне всё более убогим, всё менее ценным с познавательной точки зрения. Впрочем, я могу ошибаться…[…]. Мне кажется, что кинематограф в современном мире кроме развлекательной, художественной и познавательной функций, играет также весьма важную общественную роль: объединяет людей, воспитанных в различных условиях, разном окружении, различных традициях; живущих в странах с отличающимися общественными устройствами, на разных континентах. Такую же задачу среди молодого поколения решает молодежная музыка. 

Я могу сказать больше о влиянии музыки чем кинематографа. Молодежь ведь везде одинакого реагирует на тот способ музицирования, которым я занимаюсь. Я не вижу разницы между реакцией молодых слушателей, например, в СССР и ФРГ. Думаю, это не из-за близости музыкальных вкусов – попросту, молодые люди везде похожи друг на друга, любят и ненавидят одно и то же. Я вижу в этом определённый шанс для кинематографа. Осуждение фальши и несправедливости, поддержка нонконформизма и отваги – будет везде находить живой отклик у молодёжи.» (1973) 

«Популярность» - как же часто она обременительна. На каждом шагу она требует улыбки, доброго слова, блеска. А ведь у меня есть полное право быть молчаливым, зависеть от настроения, иметь свои удачные и неудачные дни. Кого из зрителей волнует, что микрофон плохой или освещение не передаёт настроения песни?…»» (1969)

«Сейчас мне всё равно, я перестал обращать внимание на различные «сенсации» в тех местах, где я бываю. Я закалился. Наоборот, я очень рад когда люди меня не узнают… тогда я хорошо себя чувствую…» (1974)

«Объективно могу сказать, что в моем прошлом творчестве было не столько простоты, сколько простоватости. Я не родился профессионалом и не ощущаю себя им и по сей день. Считаю, что в творчестве самым важным элементом есть то, что проявляется спонтанно, что исходит из глубины души. 

Возвращаясь к проблеме простоты – считаю сейчас себя достаточно опытным, чтобы творить музыку легкой. Легкость должна опираться на запоминаемость.  К этому я и стремлюсь в своих композициях. […] Кроме того, я хотел бы придать своим произведениям некое ощущение славянства, например, используя большие хоры с специфичной церковной окраской звучания. Буду продолжать интерпретировать стихи польских поэтов, частично опираясь на стихотворения Норвида, с которыми у меня существует глубокая духовная связь. Я воспринимаю его стихи как музыку, слышу их ритм и гармонию. Упиваюсь их мощью и монументальностью.

… Моей мечтой является работа без гастролей. Хотелось бы иметь свою студию с широкими звукозаписывающими возможностями. Хотелось бы экспериментировать забавляясь, творя новые произведения. Всё это было бы возможно, не имей я концертных обязательств. И такая работа была бы наиболее эффективной.» (конец 1973)

«Поездка в США в этом году была совершена по причине заключенного с фирмой CBS контракта. Контракт заканчивается в 1975 году. Я записал для отделения CBS, расположенного в ФРГ, 3 долгоиграющих пластинки -  Dziwny jest ten swiat, Oda do Wenus, а также подборку старых русских песен. Пластинка должна скоро появится в продаже. Трудно сказать, какая ей уготована судьба. В конце концов, выход на американский рынок не является для меня принципиальным моментом. Если бы я играл так называемую поп-музыку, решение этой задачи было бы для меня, вероятно, несложным. 

Эти записи я считаю очередным художественным экспериментом. […] В последнее время меня очаровал томик Pan Cogito Збигнева Херберта. На основе поэзии Херберта я хочу сделать большую аудиовизуальную мистерию. Мне очень хочется связать свои чувства с Хербертом. Вероятно, я буду регулярно возвращаться к Panu Cogito. Вдохновленный этими дивными стихами, я хотел бы записать альбом из 4-х пластинок. […] Меня всегда интересовал человек и его ценности – честность по отношению к людям, отклик на проблемы, возникающие в мире. Моей мечтой является не столько мировой прогресс, сколько прояснение человеческого сознания, пробуждение человеческих отношений к нашему миру. Прогресс часто остаётся сам по себе. 

Многие из нас топчутся на месте, не успевают за стремительным Миром. Как пишет Херберт «не идут, ибо не знают куда и заламывают руки над головой под хмурым сводом неба.» […] Сейчас в моём ансамбле под названием “GRUPA NIEMEN” играют : Andrzej Nowak –фендер пиано, Jacek Gazda – бас гитара, Slawomir Piwowar – соло гитара, Piotr Dziemski – ударные. Я играю на синтезаторе Муга, меллотроне, synthi EKS  и других электронных инструментах.» (октябрь 1974)

«Я считаю себя обычным человеком – ещё много предстоит мне узнать, неоднократно мне бывает стыдно, что принадлежу к современному человеческому сообществу. Прошу вас не воспринимать это негативно. Это – всего лишь констатация. Как много злого происходит вокруг, столько отрицательных проявлений человека; всё это – дела людей, среди которых мне приходиться жить…» (1974)
Приведенные фрагменты из многочисленных интервью Чеслава Немена были опубликованы на страницах: “itd”, “Expresu Poznanskiego”, “Jazz Forum”, “Dziennika Ludowego”, “Dziennika Polskiego”, “Nowej Wsi”, “Na Przelaj”, “Kuriera Polskiego”, “Kuriera Szczecinskiego”, “Gazety Chenstohowskiej”, “Panoramy Polnocy”, “Za i Przeciw”, “Wiadomosti”, “Filmu”, “Sztandaru Mlodyh”, “Glosu Szczecinskiego”.

И в конце главы приводим короткий набор вопросов, которые задавались Немену в интервью и книге Марека Севена под названием Czeslaw Niemen: Вы любите дождь? Что думаете о нашем футболе? Вы приятели с Карелом Готтом? Вы, всё-таки, являетесь певцом контркультуры? Как ваше физическое здоровье? Какие имеете ещё оригинальные теории, Пане Чеславе? 
Вы любите лес и деревню? Кто создаёт ваши костюмы?  Вы не ощущаете себя немного эксцентричным? Вы ощущаете себя варшавянином? Чем Вы обескуражены? Почему люди завидуют Вам? Что вас гнетёт? Вы любите давать интервью? Вы счастливы? Вы больше композитор или вокалист? Вы всё ещё находитесь под влиянием Отиса Рэддинга (Otis Redding)? Знаете каков спрос на альбом Dziwny jest ten swiat в ФРГ  и Англии?  В моей тележке с вопросами, которую я привёз с собой к вам остался ещё вопросик – Чтобы вы хотели передать своим Поклонникам?..... 

Да кто он такой, этот Немен?

При жизни все как-то стеснялись признать, что личность Чеслава Немена, безусловно, является ключевой не только для истории польской популярной музыки, но и во всеобщей истории популярных жанров музыки той части Европы, которую ранее называли «странами европейской демократии». К сожалению, лишь смерть этого необычного, оригинального и мощного музыканта 17 января сего года подтолкнула к тому, чтобы в полной мере оценить масштаб его таланта и то, что было сделано Чеславом Неменом для европейской и мировой музыки.
 

Буквально сразу же после известия о кончине музыканта в многочисленных публикациях его стали сравнивать со знаковыми личностями в истории польской музыки. И какой-то натяжки в этих сравнениях не было. Сравнивались же не собственно личности, а те роли, которые отыграли музыканты в разные этапы развития музыкального искусства. И в этом смысле роль Немена вполне сопоставима с ролью Монюшко, Шопена. Они ведь также были «адресованы» не только Польше, они оказывали огромное влияние на всю мировую музыку. И Чеслав Немен в этом смысле — не исключение.
Главный редактор журнала “Jazz Forum” Павел Бродовский, который в свое время выступал на сцене рядом с Неменом как бас-гитарист группы “Akwarele”, указывает на разгадку секрета таланта Немена: «Удивительный мир его звучаний и философии жизни возник в результате столкновения двух разных культур, даже в чем-то двух отличных цивилизаций: Востока и Запада, на стыке традиции и современности, музыки старой и новой, народной и городской, светской и религиозной, популярной и классической, джазовой и экспериментальной, акустической и электронной… 

Он был артистом Ренессанса, который пробивал границы стилей, высказывался в разных областях искусства. Инфантильную рок-музыку он перенес в иное измерение, привнеся в нее тексты из самых святых канонов великой поэзии».
Родился Юлиуш Выдржицкий на белорусской земле, в деревне Старые Василишки Лидского района 16 февраля 1939 года. Уже в возрасте 9 лет начал петь в хоре местного костела. В возрасте 19 лет, когда открылась «перспектива» отдать три года Советской Армии, отец Юлиуша, который во время войны находился в рядах Армии Крайовой, воспользовался приглашением тогдашнего коммунистического лидера Польши Гомулки и выехал с семьей в Польшу. 

Юлиуш Выдржицкий поступил в музыкальную школу Гданьска по классу фагота. На родине он побывал только в 70-е. Увиденное настолько поразило его, что Юлиуш засветил фотопленку, на которой хотел запечатлеть с детства знакомые места, хотя до конца жизни очень тепло отзывался о Беларуси. Именно там и следует искать источники дальнейшей карьеры музыканта. Его отец был настройщиком фортепиано, сестра играла на многих инструментах. Кстати, и первая жена его была родом из тех же Василишек, но после нескольких лет совместной жизни в Гданьске они разошлись.

Niebiesko - Czarni

Собственно, с Гданьска и началась музыкальная карьера Немена, артистический псевдоним которого был придуман женой известного польского журналиста Франтишка Валицкого. То, что в те годы исполнял музыкант, владевший высоким, чистым и мощным голосом, абсолютным слухом, основывалось на музыке, которая лишь спустя лет 30 завладела всем миром. Пел Выдржицкий исключительно южно-американский репертуар, «латину». 

Но при этом его выступления, особенно в женской аудитории, вызывали приливы массового восторга, граничащего с истерией. И не было ничего удивительного в том, что вскоре его пригласили в состав популярной рок-н-ролльной группы “Niebiesko-Czarni”, куда, кстати, он и привел свою невесту Аду Русович, для которой написал, видимо, первые собственные песни. Именно в составе «Небеско-Чарных» в 1962 году Немен стал финалистом 1 фестиваля молодых талантов в Щецине, исполняя “Malaguena”.

Интересно, что в составе этого коллектива Немен выступал несколько раз на сцене парижской «Олимпии», записывался во Франции, на опольском фестивале 1964 года пел “Nie badz taki Beatles”. Но тогда еще никто не мог предугадать, кем он вскоре станет: Немен был лишь одним из многих подающих надежды певцов молодой польской музыки, всего только исполнителем, но никак не творцом.
Впрочем, этот период жизни и творчества был для Немена все же важным. 
Во-первых, он почувствовал в себе силы быть властителем дум. Во-вторых, начал писать песни (“Czy mnie jeszcze pamietasz”, “Wiem, ze nie wrocisz”), вследствие чего быстро понял, что и сам способен возглавить собственный проект. Так возникла группа “Akwarele”.

Akwarelle

Уже тогда Чеслав Немен был заметной фигурой в польской популярной музыке. В начале 1967 года он проявил себя как настоящий лидер артистического проекта, умелый организатор, тонко чувствующий коллег и способный привлечь к сотрудничеству настоящих профессионалов. При этом был очень спокойным, выдержанным человеком, хотя практически все его выступления сопровождались как массовой истерией со стороны поклонников и фанатов, так и порой очень резкими высказываниями ответственных за идеологию партийных боссов и прессы. 

Не нужно забывать, что «чуждое влияние Запада», которое связывалось в конце 60-х прежде всего с популярной музыкой, было актуальным вопросом идеологии не только в СССР, но и в странах социалистического блока. Хотя, конечно же, в той же Польше идеологическое давление было несомненно слабее. Но Немена, в числе прочих эстрадных идолов, бичевали как за внешний вид, так и за исполнительскую манеру, которая уже вобрала в себя все актуальные приемы современной западной музыки. 
Тем не менее, еще в 1965 году государственная тарификационная комиссия запретила Немену публичные выступления, которые организовывала государственная же концертная фирма «Эстрада». Позже Немен стал выступать в роли своеобразной «палки», которую сунули во внешне спокойный эстрадный муравейник.

Можно только догадываться, как в такой ситуации в 1967 году ему позволили выйти на сцену национального фестиваля песни в Ополе и исполнить “Dziwny jest ten swiat”. Песня эта, достаточно декларативная по тексту, тем не менее, стала сенсацией и своеобразным лозунгом поколения, поскольку уж очень сильно отличалась от всего того, что звучало тогда с польской музыкальной сцены. А кроме того — наиболее знаменитой из всех, что были написаны и исполнены Неменом до того, как он резко изменил направление в своей музыке.
К этому периоду относятся лучшие песенные альбомы музыканта во главе с диском “Sukces”, а альбом “Dziwny jest ten swiat” стал первым в истории Польши «золотым».

Enigmatic

Следует отметить, сколь быстро произошло это превращение. Буквально за три года «попсовый» Немен превратился в Немена-философа, а музыкальный его язык стал вовсе неузнаваем. Фаны оказались в тупике. А сам музыкант, открыв поначалу для себя, а потом — и для широкой публики классическую польскую поэзию, вывел польскую (и не только ее!) музыку на принципиально новые просторы. (Сам Немен, который в детстве обучался в нормальной советской школе, признавал, что любимым его поэтом был Лермонтов.)

Альбом “Enigmatic”, изданный в 1970 году, принес ряд принципиальных новшеств. Во-первых, резко изменился «формат»: вместо привычных по продолжительности песен он предлагал не только развернутые композиции с нетипичными построениями, но и масштабную фреску — “Bema pamieci zalobny rapsod” на стихи тогда призабытого польского поэта Циприана Норвида. 
Во-вторых, вместо привычных ранее для песенно-рокового репертуара музыкантов Немен пригласил к сотрудничеству ряд известных уже тогда в Польше джазовых музыкантов — саксофониста Збигнева Намысловского, барабанщика Чеслава «Малого» Бортковского, тенориста Михала Урбаняка. Этот союз с музыкантами из другой, в общем-то, сферы исполнительства был продиктован кардинальным изменением музыкального языка, укрупнением форм композиций, когда в них проявлялось пространство для импровизации. 
В-третьих, впервые в польской популярной музыке авторами текстового материала для песен стали представители в первую очередь классической польской поэзии, прежде всего Циприан Камиль Норвид. Прекрасно помню, как в те годы фанаты Немена в СССР буквально охотились за чуть ли не единственным сборничком стихов Норвида в переводе на русский язык. Да и благодаря иным поэтам, на чьи стихи Немен писал музыку («Jednego serca» Адама Асныка, «Com uczynil» Богуслава Лесьмяна, «Elegia sniezna» Яна Бжехвы, «Kamyk» Збигнева Херберта), не только польская молодежь стала поклонниками поэтического слова. Кстати, пел Немен и на стихи Сергея Михалкова («Pokoj»), планировал записать программу на стихи Сергея Есенина.

А вот с классиком польской поэзии Ярославом Ивашкевичем случился казус. В 1979 году, после исполнения на фестивале в Сопоте песни “Nim przyjdzie wiosna” на стихи этого любимого тогдашним коммунистическим лидером Польши Эдвардом Гереком поэта, Немен был обвинен оппозиционно настроенной к власти интеллигенцией в конъюнктуре. 
Масла в огонь добавил и тот факт, что в этом же году Чеславу вручили награду Председателя Совета Министров 1-й степени за творческие достижения в области композиции и интерпретации. Правда, песни на стихи Ивашкевича он исполнял и раньше, а на чьи-то различного толка высказывания обращал уже мало внимания. Тем более что упомянутая выше песня стала одной из лучших в его творчестве вообще.

Прекрасно помню, как в 1988 году на первом Всесоюзном фестивале польской песни в Витебске именно с этой песней совершенно неизвестный тогда певец из Гродно Валерий Скороженок стал обладателем второй премии в конкурсе молодых исполнителей…
Многие без основания считают, что альбом “Enigmatic” стал лучшим не только в дискографии Немена, но и в истории польской рок-музыки вообще. «Моим идеалом было б создание музыки, которая находилась бы на стыке музыки популярной и академической», — поделился музыкант своими устремлениями в одном из интервью, которых, чем дальше, тем меньше удавалось у него взять…
Из числа музыкантов, которые в 70-е работали с Неменом, родилось самое мощное и известное в Польше джаз-роковое трио “SBB”.

Russische lieder

В начале 70-х слава Чеслава Немена вышла далеко за границы Польши. Интерес к тому, что он пишет и исполняет, проявили и крупные издательские фирмы Запада. Так, немецкий филиал “CBS” выступил с инициативой издания альбома «Русские песни». На самом деле среди русских оказались и украинские песни. Трудно поверить, что, познакомившись в детстве с этими песнями, он не знал белорусских. 
Тем не менее, на изданном в 1973 диске году белорусских не было. Сам же альбом получился достаточно интересным. Это были действительно любимые песни Чеслава Немена: «Выхожу один я на дорогу», «Бродяга», при этом все партии многоголосия он записал сам, чем поразил немецких звукорежиссеров.

Правда, это был не первый альбом для “CBS”. Поначалу был издан сборник песен на английском языке “Strange Is The World”, затем альбом с более сложной музыкой “Ode To Venus”, а в 1974 году Немена пригласили в США для записи, как потом оказалось, последнего его «американского» альбома. 
“CBS” выложила на запись 60 тысяч долларов, Немен пригласил Яна Хаммера, Михала Урбаняка. Был записан альбом “Mourner’s Rhapsody”, который не произвел, однако, впечатления на американский музыкальный рынок, и на этом тема американской карьеры музыканта была закрыта навсегда.
Правда, известен и такой факт: в 1974 году Немена пригласили в Мальмё на прослушивание в качестве возможного солиста группы “Blood, Sweet & Tears”. Как позже вспоминали близкие музыканту люди, сам он воспринял это предложение совершенно спокойно, но какие-то дела задержали его дома, и на отходящий в Швецию паром Немен помчался уже на машине. Рисковал, превышал скорость, но все равно опоздал. Видимо, не переживал: мол, не судьба. Продолжил делать то, что сам хотел.

Idee fixe

В середине 70-х Немен все больше усложняет формы произведений, все чаще обращается к электронным инструментам. Его новые альбомы пользовались большим признанием, но только не в среде массовой музыкальной аудитории. Впрочем, сам музыкант и на это уже не обращал никакого внимания.
Тем временем Анджэй Вайда пригласил его записать партию Хохола в фильме “Wesele”, а в 1975 году Немен начал сотрудничать с одним из ведущих польских театральных режиссеров Адамом Ханушкевичем в Театре Народовом. Для постановки третьей части “Dziadow” Мицкевича Немен написал, как выразился Ханушкевич, «феноменальные» хоры ангелов и дьяволов, за этим последовала музыка к спектаклям по пьесам Юлиуша Словацкого. 

Все эти работы уже не требовали присутствия других музыкантов, Немен не только стремился все делать сам, но уже и не представлял рядом с собой на сцене кого-то еще. Показательно, что составленный из старых песен, но в новых аранжировках альбом “Postscriptum” 1980 года он полностью выполнил сам, от записи до сведения. Таким образом, он все больше отходил от музыкальной «тусовки», уходил в себя и все больше экспериментировал.
Яцек Марчыньски на страницах “Rzeczy Pospolitej” справедливо заметил: «Он создал собственный музыкальный мир, в который мог войти каждый, кого это интересовало. Всех остальных он и не собирался приглашать».

Осенью 1976 года, после участия в фестивале «Минская музыкальная осень», отвечая на вопросы Вячеслава Ракицкого для газеты «Чырвоная змена», Немен пояснял: «Я просто использую элементы, которые существуют в классике, которыми пользовались выдающиеся композиторы прошлого. 
На этой базе можно создать много нового, оригинального. Так что я не поддерживаю способ исполнения классики в стиле рок-н-ролла. Вообще, мы все говорим про какую-то современную молодежную музыку. Но такой музыки просто не существует. Есть просто хорошая музыка. Или ее нет вообще…Я стремлюсь построить своеобразный мосток от серьезной музыки к популярной. В их синтезе — неисчерпаемые возможности».

Замечу, что уже в 80-90-е годы по радио если и звучали его песни, то лишь периода «Акварелей». Понятно, что и доходов больших он не имел, жил за счет авторских отчислений, проводил почти все время в собственной студии, воспитывал двух дочерей. Предпоследний его альбом датирован 1989 годом, последний — 2001-м… 
То, что он записал в 70-е, уже считалось классикой польской популярной музыки; то, что он творил в последние годы, можно было считать частью его творческого наследия. Хотя я вовсе не исключаю, что среди его студийных опытов со временем откроется еще много действительно интересного…

Павел Бродовский: «Его последний альбом не получил лучших рецензий — многоэтажные партии электронных инструментов звучат уже архаично, но как вокалист в этих записях Чеслав поднялся к вершинам своего таланта. Драмой его последних лет было то, что как артист он вынужден был стремиться за собственным мифом. Но при этом, не желая быть узником собственного прошлого, день за днем он уходил все дальше, дальше, дальше…»
Известный польский журналист Марек Гашиньски на страницах журнала “Jazz Forum” пишет: «А что он дал нам сам? Дал нам то, что мы получили возможность общаться с кем-то лучшим нас самих, что в этом удивительном мире всегда существовал этот моральный авторитет, каким был он, дал нам образец твердого человека, неуступчивого, не гнущегося, идущего против ветра, показал, что лучше дарить, чем отбирать, поскольку в годы, когда всем хочется прибрать к рукам, он предпочитал одаривать. 

Он дал нам столько радости, но столь же часто подсказывал нам размышлять — хотя бы о том, что время уплывает подобно реке, что все больше у нас остается позади, и все больше мы приближаемся к такому дню, как этот».

Первым польским городом, в котором появилась улица имени Чеслава Немена, стала Сталёва Воля. Далее последовали Ченстохова, другие города. Подобная улица появится наверняка и в Варшаве, хотя бы из-за того, что песня “Sen o Warszawe” в исполнении Немена стала чуть ли не неофициальным гимном столицы.
Не уверен, что улица имени Юлиуша Выдржицкого появится в Лиде или Гродно… И одна небольшая статья в готовящемся к изданию очередном томе Белорусской энциклопедии ответить на вопрос «Кто он такой, Чеслав Немен, для нас?», думаю, не в состоянии…

Дискография

“Dziwny jest ten swiat” (“Polskie Nagrania”, 1967)
“Sukces” (“Polskie Nagrania”, 1968)
“Czy mnie jeszcze pamietasz” (“Polskie Nagrania”, 1969)
“Enigmatic” (“Polskie Nagrania”, 1970)
“Niemen” (2 LP, “Polskie Nagrania”, 1971)
“Niemen vol.1, vol.2” (“Polskie Nagrania”, 1973)
“Aerolit” (“Polskie Nagrania”, 1975)
“Katharsis” (“Polskie Nagrania”, 1976)
“NAE Idee Fixe” (2 LP, “Polskie Nagrania”, 1978)
“Postscriptum” (“Polskie Nagrania”, 1980)
“Terra deflorata” (“Veriton”, 1989)
“Spodchmurykapelusza” (“Pomaton”, 2001)
“Strange Is The World” (“CBS”, 1972)
“Ode To Venus” (“CBS”, 1973)
“Russische Lieder” (“CBS”, 1973)
“Mourner’s Rhapsody” (“CBS”, 1974)

электронная история

При использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна. All rights reserved. Design and maintenance ML Productions ©1998-2015. Техподдержка Hotsupport