пресса :: публикации

Будущее за техно

журнал Global DJ

2007 январь

В уходящем 2006-м году клубная жизнь в России отметила юбилей - первые комсомольские дискотеки объединились в союз "Диско-Мастерская" двадцать лет назад. Корреспондент "Global DJ" обсудила с умным и обаятельным "техно-дедушкой" Мартином Ландерсом важнейшие события, которые произошли за это время в клубной музыке. И поинтересовалась, чего нам ждать в дальнейшем.

Martin Landers
Стили:  все разновидности Techno, Progressive House, Progressive Trance, Electro.
Уникальный персонаж электронной сцены. Создатель радиопрограмм «Вертикальное Одиночество» и культовой “Back To The Universe”, существующей уже 16 лет. Мартин Ландерс - единственный человек, в совершенстве владеющий электронно-космической атмосферой. 
Его огромная музыкальная коллекция поражает широчайшим спектром  эстетской электроники минималистского гипнозвучания. А живой проект  музыканта, Lator, становится все более известным не только у нас -  первый альбом уже ждет издания в Германии. 
Мартин Ландерс внес огромный вклад в становление вкусов сегодняшней  аудитории электронной музыки. Еще в 1990-м году начав массированную  радиоатаку на молодежь, самую восприимчивую часть населения, сегодня  он по праву наслаждается плодами своего просвещения. Равно как и вся  электронная сцена России. Участие в первой московской техно-акции "Gagarin Party", рейвах "Инстанция", "Казантип", на II международном фестивале DJ на острове Тенерифе, его уникальный проект «Тапер XXI Века» - вот неполный список действительно  резонансных проектов мастера. Музыкальные предпочтения: все виды techno и electro. Помимо многочисленных акций в Москве, гастролей по стране, выступает во Франции, Греции, Испании и Египте. 

Когда ты начал играть в клубах? 
В 1978 году я организовал свою первую дискотеку. Помимо этого у меня было много всяких других работ, то есть я не занимался исключительно музыкой, хотя всегда был в этой сфере. Потом была знаменитая "Гагарин-пати" в павильоне "Космос" на ВДНХ, в 1991 году. 
 
В промежутке между этими датами ты был диджеем?
Ни в коем случае, я просто занимался музыкой. Я всю сознательную жизнь занимаюсь музыкой в той или иной сфере деятельности. В том числе, занимался эстрадной профессиональной сценой. Работал и гитаристом, и администратором, и возил звезд по стране. Грузчиком работал, работником сцены, все было. А потом диджейство началось, где-то в 1998 году. Сначала в DJ-кафе, потом "Титаник", потом старый "Город". И пошло-поехало. 
 
Вот ты с 1978 года наблюдаешь за развитием клубной, электронной музыки. Как она развивалась все это время? 
Электронная музыка подразумевает нечто иное, нежели клубная. Во всем мире это воспринималось как казус, когда клубную музыку начали называть электронной. 
 
А в чем разница? 
Электронная музыка берет свое начало с экспериментов со звуком. Сейчас ей уже 136 лет. Электроника - как научно-исследовательский институт, который занимается звуком. Разными экспериментами в этой области, инновациями. Именно эксперименты породили электронную музыку. Она не имела никакого ритма вообще, никакой мелодии. Туда же входит так называемая музыка конкретных звуков. Впервые электронную музыку и музыку конкретных звуков начали внедрять, понемножку, маленькими шажками, "Битлз". 
В "White album" они вставили в музыку немузыкальные шумы, то есть какие-то голоса, похлопывания, шум ветра. В конце 60-ых электромузыкальные инструменты становятся доступными. Разработки академической и экспериментальной музыки из научно-исследовательских лабораторий начинают просачиваться в массы.
Начинаются более, чем раньше, смелые эксперименты с электроникой, со звуками. Первыми считаются Клаус Шульце и Tangerine Dream. 
Тогда еще не было такого понятия, как электронная музыка. Они были "бунтари", люди говорили, что они играют "электронный рок". Но на самом деле они занимались именно экспериментами с электроникой, с синтезаторами. Клаус Шульце и Tangerine Dream считаются основателями так называемой берлинской электронной школы. Другими словами, это секвенсорная музыка, и вот с этого все началось. 
Клауса Шульца считали сумасшедшим. В то время, когда они начинали творить, существовали общемировые стандарты музыки. Представь себе стандартную группу тех времен: барабанщик, гитарист, бас-гитарист и певец. А тут вдруг человек делает что-то совсем аморфное какое-то, вообще непонятное, одна композиция на тридцать минут. Не на три минуты - положенные куплет-припев, а полотно на целых тридцать минут. 
И все это такое фантастическое, совсем с другой планеты. Их называли космическими курьерами, которые несут некое послание людям. Это было нечто совершенно невероятное. Сегодня человеку эти эмоции очень сложно понять, потому что у нас электронику используют все, начиная от Мадонны и заканчивая блатными певцами. А тогда этого не было. Эта была музыка для избранных, для очень узкого круга людей. 
Самый большой шаг в истории электроники сделала группа Kraftwerk. Которая начинала, кстати, очень экспериментально, о чем сегодня очень многие не знают. У них сначала была психоделика, не было этой электроники, музыки роботов. Kraftwerk популяризировали электронику. Все это аморфное, фантастическое, мало кому понятное они сделали доступным. И это была уже не совсем электронная музыка, а поп-электроника. Можно сказать, что Kraftwerk - праотцы сегодняшнего всего клубного движения. Все началось именно с них.
Когда появились первые музыкальные компьютеры, в народе стали эту музыку называть компьютерной музыкой. Люди не вникали, используются синтезаторы или нет. А компьютерная музыка - это же еще более глубокая, более научная вещь, чем электроника, очень долго рассказывать. Она делалась на компьютерах исключительно. Это не музыка и для сегодняшнего человека. 
Это какой-то набор фантастических звуков, там нет гармонии. Существует компьютер для создания такой музыки, он стоит 150 тысяч долларов, и его еще дорабатывают и дорабатывают. Это совсем "не человеческая" музыка. А народ говорил обо всем новом: "компьютерная музыка". И когда слились воедино музыка из музыкальных компьютеров, синтезаторов, и музыка диско, все это начало трансформироваться в клубную музыку.
 
Ты вдумчивый человек, давно занимаешься музыкой, хорошо во всем этом разбираешься. Зачем тебе вся эта "колбаса", почему ты не займешься чем-нибудь более серьезным?
Друзья-банкиры до сих пор спрашивают "когда ты бросишь заниматься этой музыкой, когда ты уже делом займешься, бизнесом?". А я с одной стороны очень счастливый человек, потому что занимаюсь любимым делом и при этом не умираю с голоду. А с другой стороны я все еще большой ребенок. Которому "по кайфу". И я этим "по кайфу", слава богу, занимаюсь. Я этим живу. В моей жизни есть две вещи - подвода и музыка. 
 
Подвода?..
Я занимаюсь free-дайвингом. 
 
У тебя есть семья?
Да, есть семья, все в порядке в этом плане. 
 
Какие вечеринки уходящего года тебе больше всего запомнились? 
Просто вечеринки? Казантип. И Уфа. В Уфе у нас было after-party Казантипа. Был настоящий рейв, три с половиной тысячи человек. Мы играли четыре часа пятнадцать минут. Это было потрясающе. Атмосфера была потрясающей. На Казантипе некоторые вечеринки очень понравились. Одна гипер-вечеринка была на "Инсайде", на "Фаберже" просто сумасшедшая вечеринка была, на "Медузе" и на главном танцполе,  когда мы играли с полтретьего ночи до одиннадцати утра. Я спрашивал часов в шесть утра людей: "нас кто-нибудь меняет?" - "Нет". И мы взрывали, и это было в кайф.
 
У тебя сеты, ты говоришь, с полтретьего до одиннадцати бывают. На чем вы держитесь?
Самая запоминающаяся ночь была на Казантипе в 2005 году. Мы начали работать в два часа дня. У нас был получасовой перерыв. И закончили мы в девять утра. Мы переходили с площадки на площадку, и за нами переходила масса народа, мы им нравились. И они подходили и задавали тот же вопрос: "на чем вы, ребята, держитесь?" Я говорю "не знаю". Ну, виски я пью, коньяк. Немножко. Главное - музыка. 
Почему в этом году на Казантипе не было твоих знаменитых "закатных" сетов? 
В этом году были альтернативные закаты. Такой, как ты говоришь, "знаменитый", был только один раз. 
В этом году народ очень сильно колбасился, и я играл для них танцевальный минимал. А такой красивый, с эмбиентом, фирменный, был только один раз. 
 
А на следующем Казантипе будете играть "фирменный"?
Один точно будет. 
 
Ты играешь музыку очень многих жанров…
Нет, не многих! Я теряю очень много денег, потому что играю не так уж много музыки. 
Не играю русскую музыку, диско-хаус, попсу. Никогда не имел никакого отношения к моде, к тому, что "надо", и не хочу иметь отношения. И я счастлив, что мне удается так жить. 
 
А какую играешь?
Все виды техно кроме шранца. Это прежде всего. Потому что техно - впереди планеты всей. Я считаю техно музыкой, которая не стоит на месте. Все остальные направления в электронной, танцевальной музыке, на мой взгляд, сейчас топчутся на месте. Техно идет вперед. Не семимильными шагами, но идет вперед. 
 
И в чем заключается динамика?
Ну, как в чем? Просто техно - это целая вселенная, понимаешь? Там есть эмбиент-техно, минимал-техно, дип-техно. Никогда не забуду момента, когда на "Динамит ФМ" я начал  делать программу "Вертикальное Одиночество". Люди, которые до того воспринимали всю танцевальную культуру в штыки и считали, что это все тупое "дзынь-бум", начали присылать мне тысячи писем. От слушателей мне шли письма с благодарностью за то, что они увидели другую сторону техно. Писали, что никогда не подозревали, что вот такое красивое, умное, сложносочиненное может быть музыкой под названием "техно". 
 
В чем ты видишь развитие техно? 
В мысли. В любой музыке самое главное - мысль. Не имею в виду попсу. А в любой нормальной музыке главное - мысль. Во многих жанрах, не буду перечислять их, мысль уже умирает. Например, если ты возьмешь прогрессив хаус, выпуски 2006 года, 2000 года и 1998 года - мысль там одна и та же, она никуда не развилась. Ты услышишь и скажешь - о, это прогрессив хаус, и не важно, 1998, 2000 или 2006 это год. А техно трансформируется очень серьезно. И большой уклон идет в умную музыку. 
 
Кто твои любимые техно-музыканты?
Их десятки. Один из самых любимых лейблов, выпускающих минимал-техно - FoundSound, американский. Один из самых уважаемых. По мне, это - умное техно. 
 
Когда появилось техно? 
В конце восьмидесятых музыку не разделяли, как сейчас. Был такой конгломерат, в котором были элементы транса, и техно, и диско-хауса. У истоков техно стояли Лоран Гарнье, Хуан Аткинс. Их музыка была очень не похожа на диско-хаус или фанки-хаус. У техно совсем другая эстетика изложения плюс другая мысль. Если ты послушаешь техно 1996 года и техно 2006-го, там колоссальной разницы не будет, я говорю не о звучании, а об идее. Все ветви техно объединяет эта технократическая идея. 
 
Технократическая идея?
Работа механизмов. Гигантский завод. Техно изначально трактовалась как музыка машин.  Kraftwerk говорили "мы играем музыку роботов". И это мне очень близко и понятно. 
 
Мы поговорили о прошлом. Есть ли у тебя мысли о будущем?
Электронная музыка стоит в тупике. Если говорить о секвенсорной музыке, то она давно пришла в тупик. В мире распадаются сообщества, посвященные секвенсорной музыке, которые были популярны, известны и плодотворно трудились не один год, некоторые - десятки даже лет. Ассоциации прекращают свое существование. Очень много лейблов исчезли. Заходишь на сайт лейбла, который гремел десять лет назад, по секвенсорной музыке, по космической музыке, и видишь "closed by no interest". 
Некоторые лейблы стали работать только по заказу: говорят, что вот есть альбом, заплатите, его запишем на CD-Rom и пришлем. Секвенсорная и электронная музыка сходит на нет, она исчерпала себя. Двигаться некуда, все изучено. Если появится что-то новое, то это будет уже не секвенсорная музыка, нечто другое. 
Эмбиент свои лучшие годы пережил в середине девяностых. Сейчас он трансформировался, и сегодня чистого эмбиента практически нет. Часть этой музыки ушла в нью эйдж, сладкую музыку для домохозяек. Часть - в экспериментальное и эмбиент техно, то есть с присутствием како-го то ритма. Еще часть отправилась в фолк, в тенденции народной музыки. Что касается настоящего эмбиента, можно по пальцам перечислить, сколько работ вышло за год. 
 
Что ты скажешь о ситуации с клубной музыкой?
Как я уже сказал, все топчутся на месте. В клубной культуре сейчас, как когда-то раньше в электронной, происходит глобальное взаимопроникновение стилей и жанров. Раньше были рамки "если это транс, то транс, а если техно, то техно". Сегодня в техно-композиции ты можешь услышать эмбиентное начало, хаус-концовку и в середине кусочки транса, ярко выраженные трансовые элементы. 
 
Спрогнозируй, что будет дальше…
Еще большее смешение. Кто-то, разумеется, будет уходить в глубину своего жанра, начнутся эксперименты со звуком, рафинирование звуковых конструкций. То есть дизайнерская и инженерная работа в области звука. 
 
Менялось ли поведение людей в клубах за последние годы? 
Сегодня в моде жесть. Людям нравится более жесткая музыка, чем раньше. Раньше больше реагировали на мелодичную музыку. А, к примеру, тот транс, который звучит сейчас на вечеринках, -  верней то, во что он переродился, - меня пугает. Это немножко страшно. 
 
Почему?
Потому что это не просто жесть, это бездумная жесть. Транс сильно видоизменился.  К трансу у меня особое отношение. Транс - это музыка на острие бритвы. И всегда таким был. Шаг влево - пошлость, шаг вправо - попса. А настоящий транс - на этой тонкой грани. 
 
Порекомендуй нашим читателям хороший транс. 
Ой, н ет, так не спрашивай. Это же мое личное мнение. Пусть люди приходят на транс-пати, где я играю, там порекомендую. Как показывает практика, все, что я рекомендую, людям не знакомо. Впрочем, для начала пусть люди послушают релизы 1996-1998 годов. Старый добрый трас, каким он был. Я не имею в виду эту певучесть и эту народность. Я о таком качающем драйвовом трансе. А сегодня он превратился в то, что мне очень не нравится, я называю это "кони скачут". Вот этот ритм "тыбыдым-тыбыдым-тыбыдым" и все. И сверху гитары от "Металлики" или от "Рамштайна". С трудом понимаю, что это за транс. Это какая-то совершенно невкусная жесть. Не просто жесть в сто пятьдесят ударов в минуту, а это невкусно. Казалось бы, сумасшедший ритм, а драйва нет. Драйв в трансе всегда был совсем в другом. Транс всегда был качающей музыкой. 
 
Ты выступал за рубежом. В чем разница между нашей публикой и европейской? 
Другая реакция на то, что делает человек за вертушками. Люди реагируют на то, что ты делаешь. Не важно, хлопают, аплодируют, кричат, свистят, но они реагируют на то, что ты делаешь. В Москве сегодня крайне редко кто-то на что-то реагирует. Тут такое засилье звезд мирового уровня, что сложно не то, чтобы кого-то удивить, трудно даже заинтересовать. Сейчас у нас здесь есть масса модных клубов. Вернемся на десять лет назад. Ситуация была другой. Ди-джей "А" работает в клубе "Б". Так, где у нас там работает сегодня ди-джей "А"? В клубе "Б". Ага, все идут в клуб "Б". На следующий день: где у нас работает ди-джей "Ц"? Ага, в клубе "Д". Так, все идем в клуб "Д". Сегодня люди ходят в конкретные места. Они не ходят на ди-джеев. И в большинстве случаев люди, которые находятся на танцполе, даже не знают, кто стоит за вертушками и как его зовут. Даже не говорю о модных клубах, это уже не клубы, а новая организация досуга богатой молодежи. За рубежом помимо модных клубов есть клубы, куда люди идут все же за музыкой. В DJ-кафе, например. У нас DJ-кафе только номинально, туда приходят пообщаться-покушать, а кто там играет - неважно. Это первое отличие. Ну, и во-вторых, качественный продукт там востребован. В первую очередь, качественный. Надеюсь, у нас тоже так будет.
Людмила Корнетова

публикации

При использовании любых материалов ссылка на сайт обязательна. All rights reserved. Design and maintenance ML Productions ©1998-2015. Техподдержка Hotsupport